Вверх
Вернуться в раздел Proбизнес

Елена Латышева

«Мы сами себе рисуем ограничения в виде сомнений. Но все это не созидательно и инертно.»

Развитие | Семья | Творчество | Бизнес

Председатель Правления УК МРТ Эксперт, член Правления ГК «Трио»
Елена Латышева делится семейными историями, мечтой
и рецептами времяпровождения с родными.

– Поделитесь историями своих преодолений, где вам было чрезмерно сложно, но вы справились.

– Боюсь, что не оправдаю ваших ожиданий, но сам вопрос по своей сути противоречит одному из моих главных убеждений – в жизни все легко и просто. Я искренне верю, что, выбирая отношение к жизни, мы сами формируем события вокруг нас. Безусловно, каждый день вполне можно считать историей преодоления, ведь за 23 года работы в бизнесе мы сталкивались с решением сложнейших задач, требующих порой серьезного жизненного выбора. Но, несмотря на все это, я считаю, что мой путь прекрасен. Я всегда знала, что любая проблема способна стать новой возможностью, а самая сложная задача может превратиться в легкую, если декомпозировать ее, разбив на маленькие. Как говорила моя любимая бабушка: «Из любой ситуации есть как минимум четыре выхода и еще один запасной». И поэтому я не буду вам рассказывать историю преодоления. Реальность – это всегда результат наших внутренних убеждений, и в моих нет ничего про борьбу. Хотя роль Артемиды мне очень близка, а у меня за спиной всегда на особый случай припасены меч и колчан со стрелами

– Когда мы разговариваем на тему участия, мы часто сталкиваемся с фразами «А вдруг я проиграю? Боюсь из-за этого участвовать». Вы чего-нибудь боитесь?

– Своим дочерям я всегда говорю: «Бояться – это неполезно». Ведь страхи ни к чему не приводят, а чаще и заслоняют собой реальные возможности». Поэтому я убеждена, что бояться и тревожиться неполезно.

– Ваши родители приучали вас к ответственности?

– Конечно. В нашей семье было четверо детей, и ощущение, что ты отвечаешь за себя, формировалось с детства. Например, воротнички нам с Евгенией пришили лишь раз, на первое сентября, в 1 классе, а после передали все заботы о них нам. Родители учили нас, чтобы мы сами выбирали, как о нас будут думать: «многодетные цыгане» или «девочки из хорошей семьи». Эволюцию нашего рукоделия можно наблюдать по школьным фотографиям начальных классов. Еще я помню один показательный случай. Жили мы тогда на девятом этаже, а учились в пятом классе. В те времена еще не было автоматизированных машинок. Мы отвлеклись, забылись и в итоге затопили наш дом вплоть до четвертого этажа. А надо заметить, что жили в этих квартирах люди солидные: на седьмом – главврач, в других квартирах – начальники разной значимости. И когда родители приехали домой и узнали, что произошло, мама спокойно сказала: «Раз вы виноваты, то вам придется отвечать». И мы шли до четвертого этажа, винились, просили прощения перед всеми. Это тоже опыт, в котором мы учились нести ответственность за свои ошибки. Теперь я тоже учу собственных детей отвечать за свои поступки.

– Вы строгая мама?

– Я уверена, что воспитывать детей нравоучениями и нотациями неполезно. Это не делает их счастливыми и не учит поступать правильно. По моему мнению, время, которое мы проводим с детьми, должно быть ценно и приятно. Поэтому я люблю с детьми говорить без морализаторства и оценок или делать что-то вместе. Иногда, когда моя средняя дочь София звонит мне из Вены, наш разговор может длиться два часа. И она мне часто говорит: «Мама, я так люблю с тобой разговаривать!». Хотя наши телефонные беседы чаще монологи – ее рассказы о том, что происходит, что ее волнует и вдохновляет. И я с большим удовольствием слушаю и не пытаюсь вставить свои суждения и оценки. С супругом тоже стараюсь быть такой, чтобы он даже в следующей жизни сказал: «Где моя Латышева? Она мне и здесь нужна».

– Ваши желания исполняются?

– Конечно! Нужно только уметь мечтать, и обстоятельства сами выстроятся в необходимую последовательность. Вот, на примере «Буксира». В 2016 году я загадала мечту, что хочу создать в Липецке галерею современного искусства. При этом я понимала, что с моей загрузкой это сложно будет реализовать. И как только я начала мечтать и сделала с Сергеем Авиловым первую выставку художника Константина Батынкова, эксперты появились сами – Сережа Бугровский и Ольга Буева. Они подошли в разгар открытия, и у нас завязался приятный разговор, в котором я поделилась, что мечтаю создать галерею. Это было как раз в преддверии дня рождения моей дочери Софии. Она художница, а ее любимый автор – Михаил Рогинский. И в ходе беседы Сережа вдруг кинул фразу: «А давайте сделаем выставку работ Михаила Рогинского!». Неожиданно, невзначай, но прямо в точку! «Сережа, но у меня всего лишь две работы! И я не знаю, как найти больше!» – изумилась я. А он в ответ уверил меня, что сможет договориться с коллекционерами и галеристами, и все получится. Так мы познакомились с Сережей и Олей, и я поняла, что эти люди тоже мечтали привозить в Липецк работы известных мастеров, чтобы их ученики могли учиться и вдохновляться. Вот так все сошлось, и уже после выставки Рогинского мы решили объединиться и сделать галерею. К сожалению, Сережи меньше, чем через год не стало… С названием пространства «Буксир» мы определились уже после его ухода… в нем много смысла. Буксир-Бугровский… Но не только это. Буксир – это небольшой кораблик, который заводит в порт огромные корабли. Так и наш «Буксир» уже больше трех лет привозит в Липецк экспозиции именитых современных художников, организует выставки и проводит открытые лекции. Мне радостно видеть заполненные залы, интересующихся людей. Значит, что все это действительно кому-то нужно.

– А научите желания загадывать?

– Нужно просто мечтать, не сомневаться и быть по-настоящему готовым к воплощению задумки. Так у меня все мечты сбываются, а мечтаю я очень часто. Вот сейчас я загадала, что мне удастся сделать женскую премию Евгении Ольденбургской. Я становилась финалисткой премии Veuve Clicquot Business Woman Award*, которая была посвящена выдающейся французской даме – вдове Клико. Но у нас в России есть не менее значимый пример для вдохновения – принцесса Евгения Ольденбургская. Ее историю я услышала, когда поехала вместе с классом дочери на экскурсии в Рамонь. Евгения приехала в поместье, подаренное императором за заслуги в организации работы военного госпиталя, когда ей было 27 лет. Место было выбрано не случайно. В глухих лесах Рамони водились хищники, а Евгения славилась своей любовью к охоте на дикого зверя. За 40 лет своего пребывания в поместье Евгения построила сахарный завод, ткацкую и кондитерскую фабрику, поставлявшую конфеты в 50 стран мира, и проложила железную дорогу. Она была абсолютным реформатором по части крепостного права – строила больницы, школы, столовые, делала открытые библиотеки. И когда я узнала ее историю, у меня появилась своя мечта – сделать государственную премию ее имени. А еще Ольденбургская напомнила мне мою Евгению, и поэтому я обязательно сделаю все чтобы мечта исполнилась.

– Чем вы с сестрой отличаетесь?

– Она лучше меня.

– А если спросить у нее, она скажет, что вы?

– За нее не могу говорить. Добавлю лишь: то, что она у меня есть – это самый большой подарок мне от Вселенной.


Вернуться в раздел Proбизнес

Обсуждение закрыто.